МАЛО
6
1 25 лет после Чернобыля
На главную Карта сайта Обратная связь
RuUaEn
MBOПисьма в будущее <<< КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВО25 лет после Чернобыля – европейская солидарность и культура памяти
Деятельность фонда

Книга

январь 2010 - май 2011

Фонд совместно с Украинско-немецкой партнерской сетью принял участие в подборе авторов для книги «25 лет после Чернобыля - европейская солидарность и культура памяти», которую выпустит Международный образовательный центр IBB (г. Дортмунд, Германия) в рамках международного проекта "25 лет после Чернобыля - путь к трансграничной культуре памяти". Ожидаемая дата её выхода в свет - январь 2011 года.

В книге впервые предпримется попытка изложить более систематически историю, деятельность и общие условия европейского благотворительного движения Чернобыля. Книга раскроет вопрос о том, какие новые формы европейской культуры памяти Чернобыля сформировались за последние десятилетия.
Отрывок из рассказа одного из ее авторов:

рыжий лесМое боевое крещение в Зоне состоялось на следующий день в «рыжем лесу». Это был большой участок (около 100 гектаров) хвойного леса, который находился за обводным каналом напротив совмещенных 3-го и 4-го реакторов. Он оказался на пути выброса при взрыве и «погиб». Хвою сожгла радиация, она стала сухой, с рыжим отливом, отсюда и название. Были сожжены даже мелкие ветви и стволы молодых деревьев. Этот лес находился рядом с открытыми распределительными устройствами (трансформаторами, мачтами, проводами), и пожар в нем мог бы привести к непредсказуемым последствиям - ведь станция продолжала работать. Кроме того, этот лес был чрезвычайно загрязнен, радиационная активность в нем была очень высокой. Было принято решение уничтожить этот лес.

Временами казалось, что мы находимся в банке с йодом - лес был просто засыпан изотопом радиоактивного йода. Это короткоживущий изотоп, ко времени нашего прихода в лес он был уже не опасен, чего не скажешь о других изотопах. Но запах йода с тех пор я переношу с трудом.

Без передышки нас «бросили» на станцию, на дезактивацию нижних ярусов 3-го энергоблока, находящихся ниже нулевой отметки машинного зала. В некоторых местах их залило радиоактивными жидкостями. Дезактивация заключалась в том, что мы отбойными молотками снимали 15-20 см бетона, ставили опалубки и подливали свежий бетон. Узкие железные технологические лестницы - двое не разминутся. Все на руках, радиоактивный бетон - в мешок, мешок на спину, по лестнице вверх. Затем в обратной последовательности. Грохот, пыль, «Лепесток» забивается за 20 минут.

Детали не запоминаются - офицеры возят по 2 смены в день, иногда 3. На первую - подъем в 4 утра, завтрак, проверка списка солдат по наряду, поехали. В 6 утра начало смены на станции. Приезжаем в АБК-1 (административно-бытовой корпус), рядом саркофаг, окна зашиты свинцовыми листами. Солдаты переодеваются, опускаемся вниз. Пристраиваем их в месте, где «почище», два-три офицера со стрелочными дозиметрами проходят-пробегают маршрут, замеряют фон, чтобы рассчитать время пребывания в помещениях, где предстоит работать.

 

23 февраля

 

 

(Рисованый В.Ф., участник ликвидации аварии на ЧАЭС 1-й категории, инвалид ЧАЭС 2 группы, награжден медалью "Захиснику Вітчизни" и нагрудным знаком "Участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС")

 

 

Rambler's Top100